Всего лишь взросление

Каждый мужчина помнит, когда ему впервые пожали руку. Не первое пожатие руки мальчику, которое взрослые делают с беззлобной иронией, а первое, которое даёт понять – теперь тебя отметили как своего. Это очень важный момент в жизни любого мужчины. Новый фильм канадского режиссера «Это всего лишь конец света» и его признание в Каннах (гран-при) – своего рода инициация Долана как взрослого режиссера, возможно, не без иронии и даже цинизма, но инициация. Хотя, казалось бы, он уже не мальчик (27 лет), а фильм далеко не первый (а шестой). Но так уж вышло, что Ксавье всегда воспринимали как вундеркинда, который, при всем его таланте, пока еще слишком юн и импульсивен. Впрочем, не без оснований.

«Это всего лишь конец света» – фильм, одно название которого ясно дает понять: Ксавье принимает правила игры «взрослого» кино, снимает по-взрослому. Даже кастинг говорит о «серьёзности» – здесь сплошь звёзды: Венсан Кассель и Марийон Котийар, не нуждающиеся в представлении, Натали Бай – именитая для французского киномана актриса, работавшая с Трюффо и Годаром (и с Доланом, кстати, тоже – в «И снова Лоранс»), наконец, молодые, но опытные Леа Сейду, знакомая любителям кино, прежде всего, по «Жизни Адель» и исполнитель главной роли Гаспар Ульель, игравший в «Долгой помолвке» и холодно принятому фильму «Ганнибал: Восхождение». Фактически «Это всего лишь конец света» – первый абсолютно французский фильм канадца.

По сюжету известный писатель Луи (Ульель) приезжает домой после 12-летнего перерыва фактически попрощаться с семьей – у него СПИД (в фильме это слово не звучит, но и без него всё понятно). Семья, кстати, та ещё: мамаша (Бай) – чрезвычайно назойливая особа, которая всем давно надоела, даже толком не обнимет сына при встрече, молодая сестра Сюзанна (Сейду) курит одну сигарету за другой и рассказывает Луи, что они его очень любят и гордятся им, но в её словах чувствуется обида – он уехал, когда ей было всего 10 лет. Старший брат – Антуан (Кассель) – истерик и домашний тиран, вечно всем недовольный и считающий, что он никому не нужен. С Луи у него, по всей видимости, есть дополнительные счеты – он не мог смириться с его гомосексуальностью (излюбленная для Долана тема, переходящая из фильма в фильм, здесь, впрочем, прописанная пунктиром). Да и сам Луи ведет себя слишком отрешенно, стремясь поскорее исчезнуть из дискомфортного пространства. Кажется, единственным, кто готов принять и понять блудного сына таким, какой он есть, становится фактически посторонний человек – жена брата Катрин (Котийар). Она делает робкие попытки помирить братьев и создать в этой семье, где все давно уже устали друг от друга, хоть какое-то подобие мира. Попытки проваливаются. При этом Долан порой удивительно тонко подчеркивает тонкости отношений персонажей и тяжелую атмосферу дома. Взять хотя бы замечательную привычку героев курить, пока никто не видит (исключением составляет лишь Сюзанна и это тоже символично). В общем, если вы изучаете семейное микроситуативное кодирование, то этот фильм может стать отличным пособием.

«Это всего лишь конец света» по-чеховски заявляет: перед нами семейная драма, где не то что в каждом шкафу найдется скелет, здесь всё хуже. По дому (а это очень камерный фильм, действие которого происходит практически в одном здании) дрейфуют огромные айсберги, большая часть которых скрыта под водой. Стоит ли говорить, что серьезный разговор Луи с семьей так и не состоится, а он, почти всё время отмалчивавшийся, так и уедет, не принеся домой последнюю возможность всё поправить? Конец света пройдет буднично, его заметят, но через какое-то время забудут. Пока не наступит уже настоящий – со смертью Луи. Но она случится уже за рамками фильма.

Подобная тема требовала от Ксавье куда более взвешенного подхода и размеренного темпа, чем предыдущие картины. В связи с этим особенно понятна его обида на критиков, посчитавших, что фильм-то на деле весьма средний.

Долна, к слову, хорошо знающий, что такое замедление, в этой ленте действительно добивается эффекта почти кричащей статики. Молчание героев всегда многозначительно. Хорошо чувствуется театральная основа: реплики героев почти всегда сопровождаются излюбленными Доланом крупными планами героев. Впрочем, ближе к середине фильма режиссер начинает избавляться почти от педантичного следования этому приему.

Но проседание неожиданно наступает там, где его меньше всего ожидаешь: в фирменных долановских флэшбеках и наиболее драматических эпизодах, где камера импульсивно выхватывает эмоции героев. Несколько прямолинейно выглядит и последняя сцена фильма, от описания которой, впрочем, откажемся.

Долан попытался перейти во взрослое кино. Получилось, кто бы что ни говорил, хорошо, хоть и не без трудностей. Впрочем, разве кто-то обещал, что все будет просто?

Фильм можно посмотреть в Доме кино до 2 ноября. 

кино новинка афиша рецензия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии
Exchange Rates
USD 72,933
EUR 85,514