Мочох - горная жемчужина Дагестана

Муминат Курбанова продолжает рассказывать о своих впечатлениях о Дагестане в рамках нашей рубрики "Личный опыт". Сегодня она поведает о горном озере Мочох. 


Я всегда думала, что серпантин – это такая сладость. Что-то вроде мармелада и зефира или разновидности желатина. Я люблю серпантин. Какой вкусный серпантин! Купи мне серпантин. Добавь чайную ложку серпантина. И я была бы знатным серпантинщиком, уверяю вас, если бы… Если бы богу недовольства не пришло в голову внушить мне, что мои выходные слишком скучные, что быт уже прогрыз кусочек двери в моей жизни и подсматривает в дырявую скважину бесстыжим глазом, а возможности вполне позволяют ездить если не по миру, то хотя бы нашей республике, в которой тоже есть что повидать. Все это вылилось в мое безапелляционное «Я хочу путешествовать!».

Выбирая место для поездки, я отбраковала сразу известные и популярные всевозможным фото - и трэвелблогерам Дубки, Гуниб, Дербент, Сарыкум. Мы же не какие-нибудь там хухры-мухры. Мы бывалые ездоки, у нас опытный взгляд фотографа и обостренное чувство прекрасного. Поэтому я нагуглиладиво-дивное, чудо-чудное – озеро Мочох в одноименном ауле в Хунзахском районе. Обрамленное горной цепью как драгоценный камень, ограненный бриллиантами, оно очаровывало, покоряло, вдохновляло, цепляло глаз. В общем, сделало все, чтобы наивный, влюбчивый, впечатлительный дурак, коим я являюсь, сказал роковое: «Хочу в Мочох!».

Фразой «хочу в мочох» я могу теперь обозначать все сложности в моей жизни. Все трудности и преграды, при которых хочется кричать, бить посуду и некрасиво выражаться. Все началось с четырех утра. Четыре утра – плохое начало даже для самого хорошего начинания. Я совсем не жаворонок, я – сова-ветеран, поэтому единственное, чего я хочу после вечера чтения - это спать. Серьезно, присущие лету упадок и уныние требуют много энергетических затрат, поэтому утром я отказываюсь вставать, даже если меня ждут великие дела. Ничего, подождут. Но не в этот раз, потому что был невероятный рассвет, который теребил меня за плечо, дергал, щекотил, переворачивал с боков на спину, бубнил в ухо, нетерпеливо скакал на подушке, пока, наконец, окончательно не разбудил. Это и вправду было прекрасно. Будто кто-то шкодливый и непоседливый закидал небо спелыми сочными персиками и добавил ежевики для фиолетового оттенка. Под таким небом прекрасно рисовать, читать, предаваться мечтам, гулять по пустому побережью. И спать. Если бы не «хочувмочох». Это была самая ранняя варка каши в моей жизни. Это был самый ранний выезд в моей жизни. Это было самое раннее утро в моей жизни.

qkYpQ00xtLA

Мы с мужем выехали с твердой уверенностью, что уже в 9 часов будем на месте. Гугл подсказывал, что до места не так далеко – всего 151 км. Это как два раза до Махачкалы и один до Каспийска. Мы преодолевали расстояния и побольше. Поэтому первую половину пути мы ехали вполне спокойно: останавливались на пофотографировать, слушали музычку, планировали следующую поездку. В том, что день обещал быть прохладным, мы видели больше плюсов, чем минусов: машина без кондиционера не предусматривает комфортной поездки в жару, а клубившийся на вершинах гор туман создавал невероятное магическое впечатление. Столетние горы, похожие на всезнающих, скептических растаманов, словно курили трубку мира, передавая ее друг другу по очереди и создавая гигантские клубы дыма, не успевающего рассеяться от частых затяжек. Дорога шла понятной прямой, асфальт обещал комфортное передвижение.

На самом деле, горы играют с тобой в игры – не стоит ввязываться, если не уверен в своих силах. Не стоит недооценивать противника. Не стоит забывать о том, что это – именно противник. Это ты вторгся на его территорию и топчешь колесами его землю. Поэтому принимай правила, пристегивайся и вперед. Мы ощутили это, проезжая Левашинский район. Еще не горные цепи, но уже подъемы, периодическое бездорожье, а если и асфальт, то не самого лучшего качества. Крутые повороты, в которые легко не вписаться и либо приложиться к горе, либо слететь в обрыв. Но самые неприятные неприятности начались с вывески «Хунзахский район». Во-первых, пошел дождь. Сквозь дождевую завесу очертания гор выглядели особенно зловеще. Во-вторых, я, наконец, познала, что такое – серпантин, и, честно говоря, я бы вполне обошлась своими ошибочными знаниями. Серпантин – это когда ты ловишь себя на мысли, что, уехав в горы, не попрощался ни с кем, так, на всякий случай. Это когда поворот настолько крут, что за ним не видно ни машин, двигающихся навстречу, ни дороги,  - есть ли она вообще, ведутся ли там ремонтные работы, стоит ли препятствие, которое нельзя объехать. Ничего, только угол горы, режущий пространство. Дороги там настолько узкие, что две встречные машины с трудом разъезжаются, не задев друг друга. К тому же, они все время идут на подъем. То есть рассчитывать на то, что этот участок пути (участок протяженностью в 30 км, растянутых на 2 с лишним часа) можно проскочить, надавив на педаль газа  и переключив рычаг на четвертую скорость, бесполезно. Мы двигались со скоростью 10-20 км/с. Мой муж – не особый любитель медленных передвижений, но там просто невозможно ничего поделать. Помните, я говорила про условия, которые диктуют горы? Чем выше, тем суровей. Если ты сумел добраться до этой точки, то переходи на новый уровень и в бой. Кстати, развернуться и поехать назад тоже невозможно. Волей – неволей надо проехать этот серпантин полностью, добраться до какой-нибудь равнины, разворачиваться и ехать назад. Так что если в этом месте вы готовы все проклясть, бросить и бежать (как это хотелось сделать мне), то оставь надежду всяк сюда входящий.

MQCCtNBuFlY

Я думала, мы не доедем. Мочохское озеро казалось фантомом, галлюцинацией, ошибкой на карте, несуществующим в реальности миражом. Все, что мы проезжали, - это бесконечные горы и горы, нас трясло, колеса ловили глубокие ямы, и машина подпрыгивала, грозя отправить своих пассажиров в тянущийся параллельно горам обрыв. Отчаявшись полагаться на карту (позже оказалось, что дороги, указанной там, в реальности давно не существует – на ее месте протекает речка, в чем мы убедились, к несчастью, на собственном опыте), мы стали расспрашивать местных жителей. Хотя они встречались редко, большую часть пути мы проделали методом личных проб и ошибок. Немного пугало и настораживало то, что, узнав, куда мы едем, они смотрели на нас с жалостью, как на людей, не представляющих, во что они впутались. Пугали и объяснения: «Вам туда!» и указывающий жест в сторону гор. Это «вам туда!» нам сказали раз десять, когда казалось, что выше и дальше уже некуда. Забегая вперед, скажу, Мочох оказался в том месте, на которое я смотрела с равнины, задирая голову вверх и говоря: «Не представляю, как туда можно добраться».

Оказалось, что можно, но с каким-то нечеловеческим трудом. Не знаю, было ли бы проще пешком, но на машине это было сродни американским горкам. И если большую часть пути горы были неподвижными, то здесь, в высокогорье, они живые: они вздыхают, двигаются, сбрасывают камни. Камнепад для местных жителей – дело обычное. В общем-то, и заветный Мочох находился, как нам объяснили, «за недавним крупным камнепадом, вы увидите груду камней, вот прям за ней». Смотреть вниз страшно, но невыносимо прекрасно. Захватывает дух от невероятной красоты и естественности, в которой сосуществуют человек и природа: одноэтажные неприметные дома теснятся один над другим в несколько этажей. Отношение к природе здесь иное, нежели чем у городских жителей: ее уважают, с ней считаются. Трава цвета более сочного, чем в любой палитре красок, оставляющая на руках зеленый густой сок.

Если бы я до поездки читала о цели нашего мини-путешествия внимательней, то узнала бы, что само озеро образовалось в результате оползня. Один из горных массивов пришел в движение в 1963 году и в течение восьми суток со скоростью 250 метров сползал к маловодной речке Мочохтлар, образовав в итоге естественную каменную плотину высотой 60 метров и длиной 400 метров. К этой плотине, ставшей впоследствии одной из достопримечательностей Дагестана, привлекающей не только туристов, но и историков, географов, археологов со всей России, мы и приехали. Увидеть озеро издали невозможно: надо подъехать к нему по извилистым тропкам самого аула, спуститься вниз и вот она – жемчужина в обрамлении зеленых гор, чистая, сверкающая, прекрасная. Вода в озере прозрачная и ледяная, а вокруг дивный ковер полевых цветов. Два месяца назад, встречая друзей из Саратова, мы с мужем удивлялись тому, как, в свою очередь, удивлялись они чистому, по их мнению, воздуху Избербаша. В Мочохе настал наш черед дышать жадно, пробуя этот густой дивный воздух на вкус, желая зачерпнуть его ложками, наполнить все сосуды и увезти с собой.

Аул, в котором находится озеро, крошечный – протяженностью 1, 5 километра, из него, однако, не так просто выбраться: каждая тропка ведет в горы, а хлынувший внезапно ливень превратил дорожные колеи в размокшие слякотные жижи. Колеса проваливались в грязь, смешанную с высокой травой, той самой, которой мы не переставали восхищаться. Путем долгих взаимных объяснений с местными жителями, часто прибегающими к языку жестов, мы поехали назад по тому же серпантину, что и привел нас сюда.

6dIz5cOjKzI

В горах вспоминались все легенды и предания, что я когда-то читала. Истории о мести гор, решивших покарать своего непослушного «сына», о горных волшебниках, злых и добрых духах казались правдоподобными как никогда прежде. Страху наводило и то, что на многих участках пути, преодоленных нами без препятствий, на обратной дороге уже лежали груды камней, подтверждавших рассказы о таком частом явлении в этих районах как оползни.

Несмотря на нечеловеческую усталость, желание отсыпаться после этой изнурительной и нервной поездки неделю, багаж впечатлений, что мы привезли с собой, основательный и массивный. Однажды побывавший в горах человек уже не забывает этих острых своевольных вершин, каждым своим углом оставляющих в сердце памятную зарубку. 

3z8Di5JlhXc


Дагестан новостьдня личныйопыт
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Комментарии